Александр ПЕЧЕРСКИЙ, директор Омского филиала ООО «ПРОДО Менеджмент»: «Нет такого понятия — омский рынок. Если зерно дешевле на Кубани, мы привезем его оттуда. А если мы в Омске будем загибать цены на колбасу, сюда придут наши конкуренты»

10 марта 2010, 09:15
СПРАВКА1:
В 2004 году группа предприятий «Омский бекон» вошла в состав общероссийского холдинга «ПРОДО». В настоящий момент омские предприятия группы «ПРОДО» это: ОАО «Лузинский комбикормовый завод», ОАО «Птицефабрика «Сибирская», ОАО «Омский бекон» — блок свиноводства, ОАО «Омский бекон» — мясопереабатывающий комплекс, данный блок был образован двумя производственными площадками — «Мясокомбинат «Омский» вп. Солнечном и МПЦ № 47 в с. Лузине. После приобретения в январе 2008 года Калачинского мясокомбината и его серьезной модернизации с апреля 2009 года производство с промплощадки в Солнечном переведено в Калачинск.
18 января собрание акционеров ОАО «Омский бекон» (Калачинск) одобрило решение об открытии предприятию кредитной линии от Альфа-Банка на 2, 19 млрд рублей до августа 2017 года, в тот же день акционеры Лузинского комбикормового завода одобрили увеличения лимита кредитной линии от того же Альфа-Банка, но уже для своего предприятия до 813 млн рублей на семь лет, а акционеры мясокомбината «Омский» поручились за одну из этих кредитных линий. Таким образом,чуть ли не годовое противоборство группы «ПРОДО» с Альфа-Банком закончилось миром. В связи с этим главный редактор газеты «Коммерческие вести» Марат ИСАНГАЗИН встретился с директором Омского филиала ООО «ПРОДО Менеджмент» Александром ПЕЧЕРСКИМ и задал ему ряд вопросов.

— Александр Владимирович, после того как Калачинский мясокомбинат был переименован в «Омский бекон», на территории Омской области появилось два предприятия с одним и тем же названием «Омский бекон». Зачем?
— «Омский бекон» в Лузине — производитель мяса высочайшего класса, а «Омский бекон» в Калачинске, наряду с площадкой в Лузино «МПЦ №47», это мясо превращает в готовую продукцию. Естественно, когда встал вопрос, как назвать приобретенный нами актив, альтернативы не было – ведь это логичное технологическое продолжение нашего блока свиноводства.
— Если раньше поток мяса шел в Омск на мясокомбинат «Омский», сейчас он перенаправлен в Калачинск?
— Сегодня калачинский «Омский бекон» изготавливает 50% всей нашей колбасной продукции, на МКО (мясокомбинат «Омский») колбаса уже не производится. Вторая половина производства сконцентрирована в Лузине. 60% всего поголовья забивается в Калачинске. С 1 марта мы полностью планируем прекратить убой свинопоголовья на МКО.
— Что останется на мясокомбинате «Омский»?
— Пока будет работать холодильник, из которого постепенно продукция будет перемещаться в Калачинск для переработки. Судьба площадей мясокомбината «Омский» пока не определена. Одно, наверное, можно уже сказать довольно достоверно: производства там не будет.
— В чем экономический смысл перемещения переработки в Калачинск? Ведь теперь приходится везти скот на более дальнее расстояние?
— Мясокомбинат в Калачинске гораздо моложе и мощнее омского, лучше спроектирован. Планы переезда были и раньше, но после того как мы поставили перед собой цель увеличить объемы производства колбасной продукции до 40 тыс. тонн в год. был приобретен Калачинский мясокомбинат и принято решение переезжать туда. Параллельно происходила реорганизация структуры управления всеми омскими предприятиями. Взамен громоздкой и трудноуправляемой структуры мы создали отраслевые блоки, которыми стало очень легко и эффективно управлять. Свиноводство, мясная переработка (куда вошла Калачинская площадка), «Лузинское зерно», «Лузинское молоко», «Беконавтотранс» идр. Да, в итоге мы сдали позиции лидеров в каких-то рейтингах, но для нас они – не самое главное. Главное, что эффективность работы Омской группы с каждым годом лишь растет.
— Вы имеете в виду рейтинг Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. НИКОНОВА (ВИАПИ), в котором вы девять лет подряд занимали первую строчку, но в последние два года – на шестом-седьмом месте?
— Да. Впрочем хорошие темпы в этом рейтинге имеет птицефабрика «Сибирская». Она постоянно улучшает свои позиции.
— Последний рейтинг ВИАПИ составлен по данным 2006 – 2008 годов, то есть с годовым запозданием. Данные 2009 года еще никто в статистику не сдавал. Каковы, кстати, эти итоги у вас? Омские предприятия, входящие в группу «ПРОДО», все еще не связаны единой отчетностью?
— Каждый бизнес считается отдельно. Все наши предприятия работают с остальными даже внутри группы только на рыночных условиях и по рыночным ценам. Хотя и управляются из одного центра. 2009 год, несмотря на кризис, сложился очень удачно. «Омский бекон» вырос на 10% по производству свинины, птицефабрика «Сибирская» — на 32 %. Динамика первого, конечно, меньше, чем у птицефабрики, но надо понимать, что общий вес поголовья «Омского бекона» — это как минимум 40 тысяч тонн, и если он вырос на 10 %, то это серьезно.
— Тогда закономерный вопрос: если 2009 год характеризуется приличным ростом объемов да и финансовых показателей, судя по квартальным отчетам, то откуда возникли иски о банкротстве от Альфа-Банка к «Омскому бекону» и мясокомбинату «Омский»? Ведь ваших оборотов вполне хватало, чтобы нормально рассчитываться по кредитам.
— Ответ прост: ссылаясь на кризис, банки решили пересмотреть процентные ставки по кредитам. К сожалению, договоры предусматривали такую возможность. Когда мы увидели новые ставки, то решили с этим бороться. Прекратили платежи, а отсюда и появились иски.
— Полностью прекратили возвращать кредиты или продолжали платить по старым ставкам?
— Пришлось прекратить полностью.
— Насколько были подняты кредитные ставки? На три процента?
— Больше. На пять-шесть. Естественно, мы пытались разговаривать, считая, что юридически грамотно выстроили защиту. Тем более сейчас все банки утверждают, что всегда ставили цель договариваться.
— И для этого сначала пугали?
— Возможно. Во всяком случае мы с Альфа-Банком нашли компромисс. В итоге ставки оказались меньше первоначальных запросов банка. Мы сэкономили громаднейшую сумму и считаем, что не зря боролись. Возможно, это как-то отрицательно и сказалось на имидже предприятия, но в целом нам удалось отстоять свои интересы.
— Действительно, известно, что Альфа-Банк отозвал свои иски, но там же в арбитражном процессе уже были задействованы и другие кредиторы, иски которых теперь должны быть рассмотрены согласно очередности.
— Со всеми нашими кредиторами у нас уже подписаны мировые соглашения, сейчас их просто нужно утвердить в суде и закрыть все процессы. Это потребует некоторого времени.
— В начале февраля в Омск приезжал директор по развитию клиентского бизнеса Альфа-Банка Максим ПЕРШИН, который рассказал «КВ», что «ПРОДО» полностью рассчиталась с Газпромбанком. Это так?
— С Газпромбанком все отношения урегулированы буквально вчера.
— Вы кредиты этому банку закрыли или продолжаете отношения?
— Наш основной кредитор теперь – Альфа-Банк.
— Не единственный же?
— Не единственный, но сейчас мы вообще не привлекаем иных кредитных ресурсов. Мы завершаем реструктуризацию своих задолженностей и приступаем к разработке стратегии, так как наша предыдущая стратегия, которая была разработана на десятилетие, уже, пожалуй, не актуальна – мировой финансовый кризис, надо признать, очень серьезно повлиял на российский рынок. Будет новая стратегия, тогда мы приступим к дальнейшему инвестированию, стоять на месте мы не будем.
— Но как на вас, собственно, повлиял кризис? Сами говорите, что объемы только растут.
— Изменились структура потребления и покупательная способность населения. И нужно четко просчитать, на что направить инвестиции, на развитие какой именно продукции. В целом, конечно, все, что производим, мы продаем. Но это не то, что было до кризиса, когда колбасы сегмента «премиум» могли хорошо продаваться с более высокой средней ценой. Появляется большая потребность в сыром мясе. Мы уже думаем о том, как производить и продавать потребителю охлажденное свиное мясо, чего мы практически не делали. В настоящий момент мы очень активно инвестируем в Калачинскую площадку. Получится очень современное предприятие, которое будет одним из лучших в стране.
— Помню пресс-конференцию Александра КИВИЧА в апреле 2004 года, возглавлявшего в то время «Омский бекон», он тогда говорил как раз о стратегии, направленной на увеличение переделов, на рост продаж полуфабрикатов и деликатесов. А вы сейчас говорите о возврате к сырому мясу.
— Тенденции эти сохраняются, просто появилась еще одна, которую нельзя упустить. Безусловно, на каждом переделе мы создаем добавленную стоимость и зарабатываем, так что будем развиваться и в ассортименте, и в упаковке. В настоящий момент рынок колбасы не растет, и мы будем более качественно и глубоко идти в «передел». Ведь сам «Омский бекон» наращивает объемы производства, а значит, нам нужны новые рыночные ниши, которые мы видим в продаже охлажденного мяса. И мы туда двинемся.
— Сколько вы предполагаете в 2010 году в этом сегменте продать?
— В этом отношении ведется серьезная аналитическая и прогнозная работа. Планируем реализовывать4 тысячи тонн в год.
— На сколько упал спрос по дорогим сортам колбас?
— В целом по колбасным изделиям спрос снизился примерно на десять процентов, несколько больше по «премиуму», но мы предпринимаем действия, которые дают нужный результат. В 2010 году объем производства и реализации готовой продукции достигнет 40 тыс. тонн.
— Кредитная линия для калачинского «Омского бекона» два миллиарда рублей. На что будут потрачены эти деньги?
— Первое, что мы сейчас уже сделали, — установили суперсовременную и единственную, наверное, в России линию по убою животных, пусть это звучит не очень красиво… Суть в том, что мы ставим задачу получать свинину высочайшего качества. Для этого используем очень дорогую систему усыпления животных газом. Газ – это самая гуманная технология убоя, которая сейчас существует в мире. И он обеспечивает максимальное обескровливание, отсутствие у животных травм, стресса. В Калачинске – более эффективная система шпарения, опалки, есть технология шлифовки туши. В ближайшем будущем там будет внедрена технология автоматического передвижения туши на охлаждение, чтобы в течение четырех часов температура достигала оптимальных нуля – плюс четырех градусов.
— То есть уже в 2010 году калачинский «Омский бекон» должен выйти на обороты МКО, то есть 3 – 5 млрд рублей в год, и войти в десятку крупнейших предприятий Омской области. Сколько там человек будет работать?
— Порядка тысячи.
— Какое будущее у птицефабрики «Сибирская»?
— В ближайшее время планируется увеличивать объемы разделки. Рынок разделанного мяса сегодня растет, и мы уже не успеваем за спросом. К тому же позитивное влияние оказывает политика квотирования, которую проводит наше государство, ограничивая иностранный демпинг. Когда было объявлено о сокращении квот, лоббисты вопили, что отечественный производитель немедленно поднимет цены на птицу. На сегодняшний день, как вы видите, цена, наоборот, снижается.
— Почему цена упала?
 Из-за конкуренции.
 У вас – и конкуренция на омском рынке?!
— Нет такого понятия — омский рынок, Омск – часть России. И если мы здесь начнем загибать пальцы и требовать высокую цену, сюда придут конкуренты из соседних регионов.
— Из Тюмени?
— Только не оттуда. «Тюменский бройлер» — это предприятие группы «ПРОДО», у нас общая маркетинговая стратегия – тюменский филиал «ПРОДО Коммерц» подконтролен нам.
— Нам – это кому?
— Омскому филиалу «ПРОДО Коммерц» — это оптовая торговая компания, через которую продается вся наша продукция.
— Кстати, охлажденная птица в Омске появилась относительно недавно.
— Шесть лет назад.
— Какую она занимает долю в продажах птицефабрики?
— Порядка 40 %.
— Приличный объем…
— Потребитель понимает, что с охлажденным мясом продавцы в магазине уже не намухлюют. Этот продукт живет семь суток, в отличие от замороженной птицы, которая может реализовываться в течение года.
— Вся охлажденка продается под брэндом «Троекурово»?
— У нас здесь два основных брэнда. «Рококо» — премиальный сегмент. Это лучшая птица. «Троекурово» — это первый сорт. После недавней реконструкции на птицефабрике, в которую было вложено более 600 млн рублей, у нас практически нет птицы второй категории. А мы вышли на мощность 44 тысячи тонн мяса в год в живом весе. Когда фабрика вошла в 2001 году в холдинг «Омского бекона» она производила немногим больше 9 тысяч тонн в год. Рост объемов дали новые технологии и новая генетика. Мы возим цыплят для родительского стада из Дании, Венгрии, Англии. Только это позволило процентов на 30 увеличить среднесуточный привес.
— На сайте «ПРОДО» перечислены все федеральные брэнды группы, «Омского бекона» там нет.
— «Омский бекон» — локальная, местная марка.
— Но «ПРОДО» не собирается полностью переходить только на федеральные брэнды?
— Нет. Мы к «Омскому бекону» относимся очень бережно и ревностно – это брэнд с многолетней историей, у него есть свои постоянные покупатели.
— По итогам 2009 года сколько продукции вы продали каждой торговой марки в Омске?
— Основной локомотив нашей компании в регионе – это брэнд «Омский бекон». У нашей новой федеральной торговой марки «БонБекон», которая также производится на наших площадках, статистика пока небольшая, так как мы вывели ее на рынок только в середине прошлого года. Но планируем нарастить объемы и верим, что «БонБекон» займет уверенные позиции в среднеценовом сегменте. Доля «Доброго продукта» в 2009 году составила около 20%. Спрос увеличился, потому что это низкий ценовой сегмент, который в условиях кризиса оказался востребован.
— Но в продаже есть еще и колбаса под маркой «Мясокомбинат «Омский» с изображением буйвола. Эта торговая марка сохранится после исчезновения данного предприятия?
— Пока да, у этой продукции тоже есть свой потребитель.
— В рейтингах ВИАПИ указано свинопоголовье «Омского бекона» в 176 тысяч голов…
— Это ошибка. На сегодняшний день у нас самое большое поголовье в стране – 307 тысяч голов. Ниже 300 тысяч оно у нас падает только перед Новым годом, когда идет большое потребление колбасных изделий и наши мясокомбинаты работают круглые сутки без выходных.
— Интересно, кстати, отличается ли чем-то потребление птицы и свинины за границей от отечественного потребления?
— В Европе, например, предпочитают покупать в магазинах курицу ярко-желтого цвета, который обусловлен кукурузным рационом птицы. У нас же больше кормят птицу пшеницей, и, соответственно, цвет тушки другой. С цветом же связаны стереотипы восприятия свинины американцами: у них более всего распространена чернокожая порода свиней, к которой россияне не привыкли и вряд ли будут покупать.
— Какую долю кормов вы производите из зерна, выращенного на собственных или арендованных полях?
— Порядка 40 %.
— Фуражное выращиваете?
— В основном да, но сейчас стратегически размышляем: не выгоднее ли выращивать продовольственное и обменивать его на фуражное.
— Недостающее зерно по-прежнему закупаете на корню у омских производителей?
— Уже нет. Рынок значительно изменился, мы сегодня активные участники торгов на товарно-сырьевых биржах и способны завезти зерно из любой точки планеты, если это будет выгоднее. Раньше, когда мы работали только на локальном рынке, скупали урожай в регионе еще до посева, кредитовали омских сельхозпроизводителей, но теперь нередко бывает дешевле купить пшеницу на Кубани и привезти сюда. Хотя цены на омский урожай прошлой осени были вполне конкурентны. Но сезон на сезон не приходится. В текущем году, например, мы закупаем соевый шрот за границей, а в прошлом его выгоднее было завозить с Дальнего Востока.
— Долгое время на сайте группы «ПРОДО» были объявления о продаже омских предприятий «Лузинское молоко» и «Молочный завод «Лузинский». До сих пор продаются?
— Да. Продажа происходит в связи с решением сконцентрироваться на профильном бизнесе: производство мяса птицы, свинины и их переработка.
— Неужели не было желающих?
— И были, и есть. Но за бесценок мы продавать предприятия не будем. В конце прошлого года мы получили статус госплемхозяйства по КРС. Молочное стадо в Петровке – одно из лучших в Омской области. Удои в 8 тысяч литров в год – абсолютный рекорд области. Это эффективная ферма, которая неплохо зарабатывает.
— То есть оба продаваемых предприятия не убыточны?
— Они рентабельны. Объемы там, конечно, не гигантские. У нас около 6% рынка по молоку, узнаваемый в Омске брэнд – «Крыночка». В производстве не применяются никакие современные технологии, за которые могло бы быть стыдно, ведь молоко, которое месяц не киснет в холодильнике, не может быть натуральным. У нас же продукт натуральный. К тому же завод полностью на сто процентов обеспечен сырьем, поступающим с собственных молочных ферм. Мы продолжаем переговоры, клиенты есть.
— Какое поголовье у «Лузинского молока»?
— Пять тысяч голов КРС, из которых две тысячи – молочное стадо.
— Наверное, одним из первых кандидатов на покупку был «Юнимилк»?
— Дело в том, что «Юнимилк» не занимается КРС. Мы продаем оба предприятия только в связке.
— Год назад группа компаний «ПРОДО» вошла в список предприятий, на кредиты которым правительство страны готово было дать свои гарантии. Но, насколько я понимаю, получить такую гарантию так и не удалось?
— Альфа-Банк дает нам кредиты на более выгодных условиях, чем банки, которые были готовы кредитовать нас под гарантию Правительства России. Альфа-Банк – это коммерческая структура, такая же гибкая и динамичная, как и «ПРОДО». Когда мы начали договариваться, они поняли, что мы выгодный клиент и что никакой кризис на динамике нашего развития не сказался. Наша сила в том, что мы от поля и до магазина сами управляем качеством продукции, контролируем процессы на всех переделах.
— Кстати о магазинах. Вы продали розничную сеть магазинов «Омский бекон», и новый собственник договорился с вами, что оставляет то же название и эксклюзивные отношения с вами. Но этот собственник разорился, на месте бывших ваших магазинов теперь социальные рынки «Хозяюшка» и «Эллина». Однако на ряде магазинов остались старые вывески «Омский бекон», как вы к этому относитесь? Может, вы с ними об этом договорились?
— В некоторых из них нашей продукции нет вообще. Тема эта для нас болезненная. Сейчас ведем переговоры, чтобы снять вывески.

СПРАВКА2.
Помимо омских предприятий, в состав «ПРОДО» входят:
ОАО «Мясокомбинат Клинский» (г. Клин Московской области), ОАО «Пермский мясокомбинат», ОАО «Уфимский мясоконсервный комбинат», ООО «Мясокомбинат «Ильиногорское», ОАО «Перспектива» Дивеевский мясокомбинат (Нижегородская область), завод замороженных полуфабрикатов «Дарья» (г. Санкт-Петербург).
ОАО «АФ «Приазовская» (Ростовская область), ОАО «Птицефабрика «Калужская»,
ОАО «Птицефабрика Пермская», ОАО «Ивановский бройлер», ОАО «Птицефабрика им. 50 летия СССР» (Новосибирская область), ОАО «Линдовская птицефабрика — племенной завод» (Нижегородская область), ОАО «Тюменский бройлер».
Источник: kvnews.ru

Также в разделе:

Омские аграрии готовы осваивать новые виды высокорентабельных зерновых...

Глава омского минсельхоза Чекусов высказался о ценах на хлеб в регионе...

Каждую вторую проверенную тонну зерна в Омской области продают без проверки безопасности...

В Омской области остается высокой доля продовольственного зерна...

Иранцы готовы покупать омское зерно по $260 за тонну...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: